Смертельный трюк: Пять доводов в пользу новых «Коматозников»


Смертельный трюк: Пять доводов в пользу новых «Коматозников»

Новости о ремейке (или сиквеле, как многим казалось на раннем этапе) мистического триллера Джоэла Шумахера «Коматозники» большинству поклонников кино показались странными — к чему переснимать фильм, который, с одной стороны, ничуть не утратил свежести, а с другой — никогда не был хитом и не считался культовым. Скептицизм усилился с появлением первого трейлера, а уж после просмотра картины Нильса Ардена Оплева в резкой критике не была никакого недостатка. Слыхано ли, после американской премьеры картина удостоилась оценки в 0% на знаменитом агрегаторе Rotten Tomatoes! Так жестоки обозреватели и зрители не были даже к «Трансформерам: Последний рыцарь», «Эмоджи» и «На пятьдесят оттенков темнее». В России лента вышла в прокат лишь месяц спустя после показа в США и оценена была тоже весьма сурово, хотя и показала в стартовый уик-энд второй результат после диснеевской «Тайны Коко». Что же так смутило критиков? Почему на ленту так ополчились? И справедливы ли претензии к авторам? Я готов в пяти простых пунктах показать, что новые «Коматозники» — лента, достойная просмотра и объективной оценки.

Режиссерский стиль Оплева заметно отличается от шумахеровского

Ожидания критиков и зрителей от ремейка любого старого фильма часто бывают противоречивыми — одним хочется, чтобы все было, как в оригинале, кто-то желает совершенно не похожего на уже виденное зрелище. Продюсеры, выбирая постановщика будущего проекта, заранее дают сигнал зрителям о том, чего следует ожидать от переделки, и странно было бы полагать, что фильм Нильса Ардена Оплева будет похож на картину Джоэла Шумахера — слишком уж разные это люди, если не сказать противоположные в своем видении кино. Выбирать из них лучшего и худшего также бессмысленно, они, как пассатижи и надфиль, «предназначены» для разной работы и исполняют строго возложенные на них задачи.

Зрители, да и критики во многом оказались не готовы к размеренному и даже несколько аскетичному повествованию Оплева, новые «Коматозники» многим показались слишком замедленными и вялыми. Но в стилистику автора картина укладывается идеально — ни «Девушка с татуировкой дракона», ни «Одним меньше» не отличались у датчанина каким-то зубодробительным ритмом или ураганной скоростью рассказа. Наоборот, как и положено холодному скандинаву, режиссер подходит к своей работе основательно, его не тянет на скоропалительные решения, он долго, но увлекательно расставляет фигуры, чтобы потом делать решительные ходы. Стоит услышать ритм постановщика, и фильм обретает объем, действие персонажей укладывается в понятную логику, а мысли и идеи становятся ясны. Да, Шумахер режиссер более эмоциональный и даже эпатажный, но сейчас другое время, и фильм с иной тональностью не смотрится хуже, он смотрится иначе.

Актеры блистательно справились с задачами

Только ленивый, кажется, не отметил, что троица из оригинального фильма — Кэвин Бейкон, Кифер Сазерленд и Джулия Робертс — на три головы выше «новичков» Эллен Пейдж, Диего Луны и Нины Добрев. Действительно, по отдельности и вместе старый состав запросто «кроет» новый, но это не значит, что молодежи нечего показать, а показанное зрителя не впечатлит. Состав «Коматозников 2017» выполняет на экране свою главную задачу — вся пятерка играет живых людей и делает это талантливо. Возможно, огрехи сценария не позволили развернуться актерам настолько, чтобы претендовать на награды, но и огульного осуждения они не заслуживают.

Эллен Пейдж, безусловно, самая талантливая из представленных артистов, отлично «склеивает» коллектив — она и ведущий игрок, и инициатор, и наиболее глубоко переживающая последующие шокирующие события жертва. Мотивы Кортни понятны, страхи очевидны, вина, которой она корит себя многие годы, также сыграна достоверно и зрителем прочувствована. Диего Луна играет скептика — в противовес изображению на постере, его персонаж даже не идет на эксперимент, служа команде своеобразным якорем, цепко держащим друзей на грешной земле. Легкомысленный Джейми Джеймса Нортона переживает самую серьезную трансформацию, причем актер убедителен как в образе «золотого мальчика», так и на этапе раскаяния и обретения себя. Тихоня София Кирси Клемонс — тот персонаж, которого в кино обычно не хватает, она «отдувается» за всех нас, несмелых, сомневающихся, желающих остаться в стороне незамеченными. Да что там — даже Нина Добрев, звезд с неба не хватающая, в хорошей компании не портит обедни. У Шумахера была команда звезд, у Оплева — команда-звезда.

Старый знакомый приятно удивил

Еще на раннем этапе стало известно о том, что в фильме Нильса Ардена Оплева примет участие Кифер Сазерленд, это известие, собственно, и породило слухи о том, что новая картина станет продолжением ленты 1990 года — как еще иначе объяснить появление Нельсона Райта, главного героя экспериментов шумахеровского фильма. Нужно отдать должное, авторы новых «Коматозников» удивили — Сазерленд сыграл совсем иной персонаж, но сделал это так, что у зрителя не осталось ни малейшего сомнения в том, что две картины связаны друг с другом, просто «пуповина» их мистическая и иррациональная, как и положено тематике.

У Оплева Сазерленд сыграл доктора Уолфсона, руководителя врачебной практики, к коей относятся «экспериментаторы», причем актер явно вдохновлялся образами Хью Лори в «Докторе Хаусе» и собственного отца Дональда Сазерленда в «Голодных играх» — эмоциональный, но холодный, авторитетный, но готовый к диалогу. Герои фильма совсем не зря боятся начальника как огня, но и именно в нем ищут опору и поддержку. Доктор Барри Уолфсон — тот человек, который точно что-то знает о перемещениях «на ту сторону», просто ничего не говорит. Кстати, некоторые зрители и критики посчитали образ Сазерленда в фильме комическим, но это ошибка — на деле его герой всего лишь может позволить себе несколько более раскрепощенное поведение, чем другие. Ему-то уже приходилось оживать.

Сценаристы не побоялись изменить мифологию оригинального фильма

Вообще, фанаты не слишком любят, когда в ремейке что-то идет вразрез с правилами, установленными оригинальной картиной, на их взгляд, слишком радикальные изменения мешают восприятию двух картин как части одного целого. По счастью, у былых «Коматозников» истовых фанатов немного, а потому сценаристы новой картины решились на несколько шагов, изменяющих сюжетную вселенную, и фильму это явно пошло на пользу. И обретенные персонажами после реанимации «суперспособности» — лишь верхушка айсберга, просто самая заметная и оттого сама критикуемая за свою простоту.

Гораздо важнее интуиции Джейми и «прокачанной» памяти Кортни в новом фильме скрытый феминистский подтекст. Обратите внимание, в команде теперь три девушки и два парня, тогда как в оригинале перевес был 4-1 в мужскую сторону. Больше того, герой Диего Луны умирать не стал, а персонаж Нортона столкнулся с женщиной в своих видениях и счастливом финале! Очевидный знак того, что общество за 27 лет изменилось, поменялись зрители в общем и аудитория конкретного фильма. А вы говорите, что Шумахер ничуть не устарел! Другой не слишком заметный сигнал, поданный Оплевом, — соотношение идеи фильма с религией. Оригинал не стал сталкивать науку и веру лбом, избежали этого и авторы ремейка, но оставили место для маневра, показав в эпизоде с первым полетом души Кортни храм. Сознание девушки, впрочем, преодолело церковный зал и витраж с Иисусом, ни на секунду не замедлившись, так что разрешать этот ребус остается нам, но ничего подобного в 1990-м не было, Шумахера это не волновало.

Твист с Кортни оказался неожиданным даже для бывалых зрителей

Главный спойлер я приберег на самый фиал рассказа, поэтому, если вы новых «Коматозников» еще не посмотрели, то стоит ограничиться только четырьмя доводами, иначе просмотр будет безнадежно испорчен. Остальным же предлагаю согласиться с тем, что твист с гибелью героини Эллен Пейдж удивил даже видавших виды поклонников жанра. Мало того что картина, едва перевалив за экватор, «избавилась» от своей главной звезды, так еще и герои лишились наиболее смелого, изобретательного и инициативного товарища. По всем законам жанра и правилам драматургии в расход должны были пустить кого-то другого, но Оплев сделал ставку на Кортни и снова сорвал куш.

Может показаться, что с гибелью Кортни сюжет утратил крепость и стал разваливаться на отдельные эпизоды об отдельных персонажах, но это не так — хитрый ход придал событиям на экране дополнительный резонанс: опасность стала ощущаться практически физически, реальность смерти стала острее, а в счастливом финале появились сомнения. Новых «Коматозников» и без того не назовешь затянутыми, но с драматическим уходом ведущего героя лента словно получила разряд тока в самое сердце — и герои задвигались живее, и зрители задышали чаще. Даже за один такой смелый трюк авторы картины заслуживают теплых слов.

В свое время «Коматозники» Шумахера не произвели эффекта разорвавшейся бомбы, и это несмотря на наличие ярких актеров в кадре. В дальнейшем на фильм, конечно, обратили внимание, но каким-то системообразующим он не стал, его влияние не разглядишь в последующих картинах. Фильм 2017 года тоже не отнесешь к числу явных побед — на фоне модных сегодня блокбастеров он, разумеется, смотрится сиротливо. Но не ожидает ли его повторение судьбы прародителя? Не окажется ли он хитом на цифровых носителях и в сетке кабельных каналов? Все, что нужно, и даже больше у ленты Нильса Ардена Оплева есть, осталось только дождаться спада волны необязательного негатива. И «Коматозники» оживут, как возвращаются к жизни их персонажи.

Rambler

На забудьте поделиться страницей в соц. сетях...



Смотрите также:


Проверьте также

Дуэйн Джонсон получил звезду на Аллее славы

Комментарии 45-летний артист поблагодарил тех, кто помогал ему в карьере, в том числе свою подругу Лорен Хашиан. В настоящее время пара ...

Добавить комментарий

Регистрация или вход через :